Кавказско-Каспийский регион: новая евразийская реальность

Мозаичная географическая среда, богатая событиями истории, насыщенная во времени и в пространстве этническая, религиозная и культурная композиции, динамичные, политические, социальные, экономические, экологические процессы вызывают интерес к Кавказско-Каспийскому региону представителей различных наук и географов, в частности.

Интерес к региону усиливает образование здесь новых суверенных государств, разновекторность их политической ориентации; особенности географического положения, войны, этнополитические, этнотерриториальные конфликты, наличие углеводородных ресурсов, транспортные (трубопроводные) проекты порождают комплекс новых разноуровневых вызовов и угроз.

Каспийский регион
Каспийский регион

В современной литературе нет однозначного определения пространства с названием «Кавказско-Каспийский регион». Проведение точных границ Кавказско-Каспийского региона осложняет многоаспектный характер переплетения геополитических, геоэкономических и геоэкологических проблем.

В физико-географическом отношении Кавказско-Каспийский регион - обширная территория и акватория, представленная Кавказом и Каспийским морем. По географическим границам Кавказа регион, в нашем понимании, не замыкается в границах бывшего СССР, сюда входит часть территории восточной Турции и севера Ирана. В политико-географическом отношении Кавказ разделен на Северный Кавказ, входящий в Российскую Федерацию, и Южный Кавказ в составе Азербайджана, Абхазии, Армении, Грузии, Южной Осетии и частично Турции и Ирана. В Каспийский регион входят страны, имеющие непосредственный выход к Каспию: Россия, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан и Иран.

Географическое положение определяют основополагающие внешнеполитические цели каждого входящего в регион актора.

С географической точки зрения Кавказско-Каспийский регион - это связующее звено между Центрально-Азиатским и Причерноморским пространствами, контролирующее транспортные пути. С экономической точки зрения - это рынок с огромными углеводородными, рекреационными, биологическими, агроклиматическими и демографическими ресурсами. Транспортные коммуникации (нефте- и газопроводы) - это линии (узлы) стыковки экономики и политики.

Потенциал Кавказско-Каспийского региона с точки зрения геополитики делает его нестабильным, так как притягивает и сталкивает противоречивые стратегии различных стран и групп.

Наряду с географическим существуют геологический, геополитический, культурно-цивилизационный и другие подходы определения границ регионов.

В состав Каспийского региона входят страны, географически входящие в состав Центральной Азии: Казахстан и Туркмения. Поэтому ряд авторов пользуется понятием «Кавказско-Каспийский» и «Центрально-Азиатский регион». С геополитической точки зрения К. Гаджиев в состав Кавказско-Каспийского региона включает не только прикаспийские страны, но и все страны Центральной Азии. Он отмечает, что «включение стран Центрально-Азиатского региона в понятие «Кавказско-Каспийский регион» и в то же время отсутствие в его названии широко признанного наименования (Центральная Азия) объясняется тем, что все аспекты, исследуемые в отношении этих прикаспийских стран, касаются в той или иной мере Каспийского моря» [3].

События в Нагорном Карабахе, Чечне, Южной Осетии и других частях Кавказско-Каспийского региона особо рельефно показали зависимость ситуации и сложных проблем на Северном Кавказе от происходящего в Закавказье и вокруг Каспия. Хотя исторический путь каждого кавказского и прикаспийского государства и народа был индивидуальным, неповторимым, ни одну национальную проблему невозможно рассмотреть изолированно от кавказско-каспийского исторического и современного процесса и того социокультурного мира, который представляет собой сотворчество всех народов в регионе.

Кавказско-Каспийский регион как целостное образование находится в центре материка Евразия на пути между двумя старыми частями света - Азией и Европой и представляет собой евразийское пограничье.

Сердцевиной выступают Кавказские горы, к ним с юга примыкают Иранское и Армянское нагорья, а с севера - Русская равнина. Стык гор, равнин, нагорий и морей формирует различные физико-географические комплексы. Они в свою очередь расположены на стыке пустынь и степей умеренных и субтропических широт. Каждый природный комплекс в отдельности и стыковые зоны образуют специфическую природно географическую среду, которая определяла и определяет социально-экономический и культурный облик региона. Разнообразие ландшафтов, климата, природных ресурсов влияет не только на структуру и специфику хозяйства, но и на особенности расселения, исторические судьбы народов и стран, их политический портрет.

Особое положение региона между разными цивилизациями (мусульманской, христианской, буддийской), группировками стран (НАТО, ОДКБ, СНГ, ЕС, ЕАЭС и др.), Севером и Югом определило разнообразие культур, способов хозяйствования, государственных и административно-национальных образований [3, с. 211].

В. Белозеров отмечает, что транзитное положение создало условия для формирования диаспор на территории всего региона. В последнее время активно идут процессы натурализации. Приграничное положение в настоящий момент привело к обустройству границ, таможенному контролю, борьбе с контрабандой, наркотиками, нелегальными мигрантами и др. Важнейшей чертой геополитического положения региона является его принадлежность к зоне стратегических интересов [2, с. 68].

Кавказско-Каспийский регион стал зоной повышенного внимания одновременно Севера и Юга, Востока и Запада. За этими географическими направлениями стоят такие страны или группы стран, как: с севера - Россия, с юга - страны Ближнего и Среднего Востока, Восточная Турция, Иран, Саудовская Аравия, с востока - Япония и КНР, а также Южная Корея и страны Юго Восточной Азии, страны Евросоюза и НАТО. Это уникальный регион, где одновременно перекрестились оси Север-Юг, Восток-Запад. Поэтому здесь соседствуют и сталкиваются локальные, региональные и глобальные процессы.

Кавказско-Каспийский регион как геополитическая конструкция появился после распада СССР, и называют его «Солнечным сплетением Евразии». Регион уже вовлечен в процесс глобализации и испытывает все его противоречия. В формировании региона участвуют свыше 30 региональных, вне региональных и глобальных политических, экономических, военных акторов в лице государств, организаций и компаний, которые объявили эту территорию и акваторию зоной своих стратегических интересов.

Понятие «Кавказский регион» имеет древнюю историю, а понятие «Каспийский регион» появилось в постсоветское время. Каждое из этих понятий имеет право как на самостоятельное существование, так и в других сочетаниях.

В конструкции «Кавказско-Каспийский регион» кавказский «компонент» занимает важные геостратегические позиции. Каспийский «компонент» существенно усиливает и расширяет природно-ресурсную (энергетическую) и транспортно-географическую значимость региона.

Сегодня в условиях формирования многополярного мира Кавказско-Каспийский регион становится «полигоном» для международного, межрегионального, межгосударственного сотрудничества и соперничества. Для региона реальны перспективы превращения как в зону мира и благополучия, так и в зону международной, межгосударственной напряженности, что вызвано наличием огромного позитивного и негативного потенциала.

Кавказско-Каспийский регион - один из самых трудных в плане защиты национальных и геополитических интересов России, и не случайно регион рассматривается как самое уязвимое и «мягкое подбрюшье» России.

Армении, Южной Осетии, Нагорному Карабаху и большинству республик Северного Кавказа характерна географическая тупиковость: в частности, в Адыгею, Карачай, Черкесию, Балкарию, Ингушетию можно попасть только через соседнюю территорию. Чрезвычайная изолированность Армении, Южной Осетии, Карабаха усугубляется политической тупиковостью. Сложные отношения Грузии и России, Южной Осетии, Азербайджана и Армении усиливают тупиковость по всему периметру российско-грузинской, грузинскоюжно-осетинской, азербайджано-армянской границы.

Кавказско-Каспийский регион исторически был буферным пространством, ареной соперничества России, Турции, Ирана, Византии, Крымского ханства. Политическая, этническая и региональная карта многократно менялась, постоянно насыщалась, усложнялась и одновременно определялась в своей целостности и внутреннем многообразии. Каждый исторический этап накладывал свой конфликт.

Как пишет Джамалудин Гаджиев, «Кавказ... всегда был и остается сложным как по разнообразию естественно-географических условий, так и по многонациональному и много конфессиональному составу населения. Причем историю кавказского народа невозможно рассмотреть изолированно, вне рамок общекавказского исторического процесса и того социокультурного фона, который представляет собой результат сотворчества всех народов Кавказа. Им никуда не уйти от своей истории и земли, так и друг от друга».

В течение 200 лет геополитическая, геоэкологическая, этническая и другие структуры Кавказско-Каспийского региона определялись различными стратегиями освоения и интеграции в состав единого Российского государства. За реализацию национальных интересов в Кавказско-Каспийском регионе Россия заплатила и платит колоссальную цену [5].

Присоединение региона к России позволило уменьшить политическую, этническую и хозяйственную раздробленность. Тем не менее в течение XIX-XX веков политическая карта менялась многократно, вместе с чем увеличивались пласты накопившихся проблем, страхи, обиды, новые претензии.

Правящие элиты ряда стран практически сняли с себя ответственность за жизнь и благосостояние сотен тысяч и миллионов своих сограждан и переложили эту заботу на плечи России, которая практически никак не препятствовала перемещению на свою территорию огромного числа азербайджанцев, армян, грузин, таджиков, киргизов и при этом не создавала для них особых препятствий в проживании на российской территории, их трудоустройстве, занятии бизнесом.
Поэтому в свое время так болезненно было воспринято в Грузии вынужденное решение России о введении визового режима.

Россия 90-х годов серьезно ошибалась, полагая, что ей нет дела до того, что будет твориться в Закавказье после распада СССР.

Негативная историческая память, доставшаяся современному поколению, используется экстремистами. Особо ярко это проявилось в современной Украине.

Только на Северном Кавказе за годы советской власти произведено 38 административно-территориальных изменений, которые в условиях дефицита земель и вод привели к расчленению народов между странами и субъектами Российской Федерации. Сложность проблемы кавказских границ непосредственно связана с таким понятием, как «разделенные народы», называющим этносы/народы, по территории расселения которых прошла межгосударственная граница. Лезгины, цахуры, аварцы, рутульцы разделены государственной границей Российской Федерации с Азербайджаном, ногайцы - между четырьмя субъектами Российской Федерации. Из всех федеральных округов России Северо-Кавказский округ на сегодняшний день самый проблемный. В Кавказско-Каспийском регионе зреют и происходят 90 % всех этнических и политических конфликтов на территории Российской Федерации и бывшего СССР.

В Кавказско-Каспийском регионе практически все страны и каждый из субъектов Российской Федерации имеют к соседям территориальные и нередко водные претензии. Как отмечает А. Цуциев, «административно-территориальная сетка региона никогда не совпадала и не могла совпадать со структурой этического расселения, однако развитие этих структурных характеристик регионов никогда не было свободным друг от друга» [6, с. 54].

Специфика межгосударственных, межрегиональных границ на Кавказе состоит в том, что они создавались в результате административно-территориальных реформ. Культурные, этнические, да и ландшафтные барьеры не совпадают с формальными границами. Поэтому в постсоветское время у правительств сопредельных стран и определенных сил регионов России появилась возможность отстаивать свою позицию, основываясь на географических картах разного периода в зависимости от собственных интересов. Трансграничное расселение этносов, земля, вода, их свободная купля- продажа (главное богатство Кавказа) - превратились в проблемы межгосударственные и межреспубликанские. В перспективе земельно-водная проблема может охватить муниципалитеты, поселения и т. д.

Классик отечественной политической географии В. А. Колосов пишет: «Чтобы оправдать территориальные притязания и требования изменения границ, правительства и политические деятели нуждались в их обосновании. Кроме того, пересмотр границ всегда влек за собой потребность в прикладных исследованиях для делимитации на карте и демаркации на местности, и здесь географы были практически незаменимы» [5].

Война Армении с Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха и сохранение высокой степени напряженности, Грузино-ЮжноОсетинский, Грузино-Абхазский конфликты и войны, приведшие в конце концов к независимости Абхазии и Южной Осетии, две прошедшие Чеченские войны, сохраняющиеся противоречия между Северной Осетией и Ингушетией и др. - в настоящее время в регионе насчитывается более двух десятков спорных межгосударственных, межреспубликанских, межэтнических территории и акваторий.

Современная реальность в регионе весьма хрупкая. Невозможно достичь исторической справедливости, устраивающей всех в проведении линий границ, исходя из прошлого. Необходимо опираться на положительное, которое всегда можно найти в истории развития и взаимодействия различных народов.

Между европейскими странами и народами войн, противоречий, взаимных претензий было не меньше, чем между кавказскими странами и народами. Большинство европейских стран объединились и забыли взаимные обиды и претензии ради сотрудничества.

Нужно выделить в качестве приоритетов: искоренение негативных тенденций, которые связаны отчасти с территориальными, этническими, социальными противоречиями (терроризмом и экстремизмом), наркоторговлей.

Кавказско-Каспийский регион страдает от упадка промышленности, сельского хозяйства, туризма. Эти проблемы усугубляются относительно высокой рождаемостью, безработицей, теневой экономикой, организованной преступностью, что негативно сказывается на безопасности России, особенно с позиций усиления ее роли в Кавказско Каспийском регионе. Для противодействия всему негативу региону необходимы полноценные совместные проекты.

Жизнь показала, что у России нет необходимости вновь устанавливать над кем-то свое господство, которого и в прежние времена вообще-то не было. Более двух десятков лет формально раздельного проживания наших государств и народов наглядно продемонстрировали, что все мы по-прежнему сильно зависимы друг от друга, что наши народы тесно связаны между собой, а нормальное сотрудничество между Россией и государствами Закавказья, Центральной Азии, там, где оно есть, дает всем сторонам намного больше пользы, чем изоляционизм, недоверие, изнуряющее соперничество и уж тем более конфронтация. Необходимость именно такого подхода подтверждают те геополитические процессы, которые происходят в этом регионе в течение последних десяти лет. Речь идет прежде всего о том, что Южный Кавказ усилиями западных стран и национальных закавказских политических элит (в первую очередь грузинских) активно изолируют от России и методично ведут его в зону влияния США и НАТО.

Рассматриваемый период в истории и жизни народов России и Закавказья достаточно убедительно показал, насколько ошибались (или, что, по-видимому, ближе к истине, недобросовестно манипулировали сознанием своих соотечественников) те национальные политические лидеры и поддерживающие их местные элиты, которые видели пути решения всех своих надуманных национальных проблем в выходе из состава СССР и дистанцировании от России. На деле наиболее успешно им были решены только личные вопросы и, возможно, именно это было и остается главной целью их практической политики. Реально произошло то, что они дистанцировались от России, причем довольно успешно грузинские политические лидеры нашли себе новых друзей и покровителей на Западе, а большинство граждан стран Южного Кавказа в поисках ресурсов для выживания ринулись в Россию. Это, собственно говоря, и есть ответ на вопрос о том, кто кого реально подчиняет или, кто над кем господствует.

В отношении с Грузией и Азербайджаном Россия в полной мере должна использовать тот экономический аргумент, что до сих пор одним из основных источников жизнеобеспечения населения Азербайджана и Грузии является торгово - предпринимательская деятельность азербайджанцев и грузин на территории России. Российский рынок является основным источником развития этих стран и в перспективе. По переписи населения на 2010 г. в России проживают более 600 тыс. азербайджанцев, 157 тыс. грузин, 1 млн 181 тыс. армян. Реальные же числа заметно выше.

Восстановление российско-турецких отношений после извинения президента Турции в июле 2016 года - важный шаг не только к урегулированию двусторонних отношений, но и к решению проблем Кавказско Каспийского региона, Юго-Западной Азии и арабского мира.

Весьма позитивной является ситуация, когда три крупнейших и важнейших автора Кавказско-Каспийского региона - Россия, Турция и Иран с привлечением Казахстана - прилагают совместные усилия по урегулированию сирийского конфликта - одного из самых сложных в современном мире.

Ключевой проблемой Каспийской части Кавказско-Каспийского региона является принятие Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Самым спорным остается вопрос раздела морского дна и находящихся там углеводородных ресурсов. Проблема возникла после распада СССР. У берегов Каспия, вместо двух государств - СССР и Ирана, возникло пять суверенных государств, новая геополитическая ситуация. Начиная с 2002 года руководители пяти прикаспийских стран - России, Азербайджана, Казахстана, Туркмении и Ирана активно взялись за решение проблем Каспия. Состоялось четыре саммита глав прикаспийских стран в Ашхабаде, Тегеране, Баку и Астрахани. Пятую встречу запланировано провести в Казахстане.

Каждый саммит активно приближал позиции сторон к решению проблем. Как отметили руководители всех стран, самым результативным и прорывным был четвертый, Астраханский, саммит. Важным итогом астраханского саммита является большой прогресс в подготовке главного документа - Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, связанный с согласованием основных принципов деятельности прикаспийских стран на море, таких как использование Каспийского моря в мирных целях, превращение его в зону мира, добрососедства, дружбы и сотрудничества, обеспечение безопасности и стабильности в Каспийском море, не присутствие на Каспийском море вооруженных сил, не принадлежащих прикаспийским странам, деление акватория Каспия на две зоны - общего пользования и национального суверенитета 25 миль, из которых 10 миль рыболовства; свобода мореплавания в акватории общего плавания; охрана и рациональное использование биологических ресурсов Каспия; создание благоприятных условий для экономического сотрудничества и др. Президенты приветствовали вступление в силу Соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, подписанного в Баку в 2010 году.

Нерешенной остается проблема раздела шельфа Каспия. Иран считает правильным равномерное распределение дна и акватории между пятью странами поровну. Азербайджан и Туркмения не определились с месторождениями нефти и газа - Кяпаз, Азери и Чираг (по-азербайджански), или Сердер, Осман и Омар (по-туркменски).

В Астрахани были подписаны соглашения о сотрудничестве в области гидрометеорологии Каспийского моря; о сотрудничестве в сфере предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в Каспийском море; о сохранении и рациональном использовании водных биологических ресурсов Каспийского моря.

Главы государств в Австрии наметили основные приоритеты развития сотрудничества прикаспийских стран:

  • в сфере безопасности и военной деятельности - необходимость продолжения совместных усилий по противодействию актуальным вызовам и угрозам, наркоторговле и браконьерству;
  • в торгово-экономической, промышленной, энергетической, туристской сферах, создание зоны свободной торговли и постоянно действующего экономического форума Каспийского моря;
  • в повышении инвестиционной привлекательности региона, в развитии всех видов транспорта, в превращении Каспия в крупный коммуникационный узел мирового уровня, включая формирование международных транспортных коридоров «Север- Юг», «Восток-Запад», создание вокруг Каспия кольца автомобильной и железной дороги с выходом на портовые комплексы;
  • в активном задействовании важнейшего конкурентного преимущества Каспийского региона - выгодного географического положения;
  • в наращивании контактов по линии учебных, научных, спортивных центров и молодежных проектов [3-4].

Отдельные страны Кавказско-Каспийского региона в силу специфики своего географического положения определяют большую или меньшую значимость в общем геополитическом потенциале для распространения геополитического и геоэкономического влияния. Центральную роль, на наш взгляд, играют Россия и Азербайджан. Эти страны справедливо претендуют на ключевую роль в регионе в целом и в действующей и предполагаемой транспортной системе, в частности. При этом эти две страны, прежде всего, конкурируют между собой в работающих и предполагаемых транспортных проектах. От уровня взаимодействия России и Азербайджана в геополитических и геоэкономических вопросах в значительной мере зависит степень проникновения внерегиональных акторов.

Как отмечает В. Белозеров, «отдельные части Северного Кавказа в силу особенностей своего внутреннего положения имеют то или иное влияние на общий геополитический вес Северо-Кавказского региона» [2, с. 69].

У Дагестана уникальное геополитическое положение на Кавказе и Каспии. На Дагестан, занимающий весь российский восток Кавказа, приходится 76 % российского побережья Каспия. Дагестану характерны глубокие историко-культурные связи с востоком и западом, севером и югом, диаспорность, полиэтничность, поликонфессиональность, относительно большие размеры территории и численности населения в СКФО и ЮФО, схожесть многих проблем социально-экономического, культурно-этно- конфессионального, экологического характера с проблемами стран Кавказско-Каспийского региона.

Все это позволяет говорить, что Дагестан для России является ключевой республикой (частью) в Кавказско-Каспийском регионе, и он может как способствовать укреплению позиций России в регионе, так и тормозить его [1, с. 112]. Потенциал Дагестана недостаточно реализуется в усилении позиций России на юге, хотя он позволяет направить и распространить геоэкономическое, геополитическое влияние на Азербайджан, Грузию, Арабские, Центрально-азиатские страны.

Литература

  1. 1Алиев Ш. М. Кавказско-Каспийский регион как зона мира и сотрудничества // XIV съезд Русского географического общества. Сборник научных работ. 11-14 декабря 2010 г. Санкт- Петербург. [Электронный ресурс] / Режим доступа: www.rgo.ru [дата обращения: 08.01.2017 г.]
  2. Белозеров В. С. Миграционные процессы на Северном Кавказе: Россия и ее регионы в XX веке. Территория-расселение-миграции / Под ред. О. Гецер и М. Полян. М. : ЮТИ, 2005. С. 450-463.
  3. Гаджиев К. С. Геополитика Кавказа. М. : Международные отношения, 2003. 31. с.
  4. Гаджиев К. С. Кавказско-Каспийский регион и современная геополитика. [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://orientir. milportal/ru [дата обращения: 27.01.2017 г.]
  5. Колосов В. А. Теоретическая лимология: новые подходы. [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www/interpetrends/ru/three/ 004/htm [дата обращения: 27.01.2017 г.]
  6. Цуциев А. А. Атлас этнополитической истории Кавказа (1774-2004). М. : Европа, 2006. 128 с.
Категория
Автор
Алиев Ш. М.
Автор 2
Магомедова А. И.
УДК
91 (470. 67)

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.