«Французский» Наполеон в условиях европейской интеграции

Одним из важнейших средств репрезентации власти является использование исторических символов в качестве неотъемлемой части политического дискурса. Подобный семантический метод способствует конструированию определенных исторических представлений в сознании общества, ориентированных, как правило, на формирование чувства патриотизма. Однако, обращаясь к символам прошлого ради консолидации общества, власть сама создает для себя своеобразную «ловушку аналогий».

Как только политический лидер или политическая структура допускают в своей деятельности ошибку, аналогия с прошлым доносит этот промах в гиперболизированном варианте до общественного сознания, что сразу же создает своеобразный «контр- дискурс». Так, в связи с последними событиями на Украине во французском обществе появилось мнение о том, что позиция европейских стран по отношению к России приведет Европейский союз к «Березине». Таким своеобразным способом СМИ пытаются предостеречь руководство своей страны от принятия политических решений, которые привели в свое время Империю Наполеона I к катастрофе.

Образ первой империи занимает важное место в политическом пространстве современной Франции в условиях европейской интеграции, являясь прообразом Евросоюза. Процесс конструирования политического дискурса с опорой на символику Наполеоновской эпохи, начиная с периода Июльской монархии и по сегодняшний день, стал для французских руководителей своеобразным средством формирования в общественном сознании образа собственной власти. В кризисные моменты французской истории образ Наполеона становился для нации способом общественной консолидации и даже возрождения государственных институтов. Именно такой кризис имел место после Второй мировой войны, когда Франции предстояло сделать свой политический выбор. После ряда отчаянных действий французы вновь обрели «своего императора» в лице президента Ш. де Голля, установившего режим V республики и заложившего традиции «политического поля» современной Франции.

Де Голль в своей деятельности как президент сосредоточил усилия на национальной консолидации французов на основе исторических символов. Принимая важные решения, он часто ссылался на действия своего предшественника - Наполеона I. Вызывая в сознании общества своеобразные исторические аналогии, он тем самым пытался завоевать его доверие. Само же общество на тот момент, по-видимому, разделяло его взгляды и верило в силу «возрожденного императора».

Стараясь вернуть французам чувство гордости за свою страну, де Голль горел идеей возрождения Франции как ключевого игрока на политической арене. В своем стремлении восстановить ведущую роль Франции в европейских делах, на этот раз через процесс европейской интеграции, он неоднократно заявлял так: «Наполеон искал национальной независимости с помощью войны, а мы могли бы достичь этой цели с помощью мира». Свои взгляды на объединение Европы президент выразил в своей знаменитой речи о «Европе от Атлантики до Урала». В грядущем политическом союзе стран Европы он видел своеобразную альтернативу НАТО. В этом процессе развития европейской интеграции французский президент делал ставку, прежде всего, на развитие и углубление отношений с ФРГ и СССР.

Де Голлю удалось добиться серьезного сближения с Западной Германией и, до определенной степени, - с СССР. Как следствие, и французская общественность стала проявлять повышенную заинтересованность к истории взаимоотношений Франции с народами этих стран. В частности, в эти годы выходит серьезная монография Ш. Кор- бе, посвященная представлениям французов о России. 

Эта книга стала важной вехой на непростом пути поиска взаимопонимания между двумя народами. В этой связи французы стали проявлять заметный интерес и к войне 1812 г. Сам де Голль, обращаясь к теме Наполеоновских войн, признал следующее: «Наполеон напал на Александра, и это стало самой грубой ошибкой, какую он когда-либо совершал: ничего не принуждало его к этим действиям. Эта война становится начало 171
нашего упадка».

Образы русской кампании 1812 г., возвратившись в круг событий общенационального звучания, постепенно начинали внедряться в коммуникативную память французов как обозначение жизненного кризиса. В 1962 г. французы услышали песню П. Перрета «Березина», в которой в образе реки оказались воплощенными самые различные жизненные проблемы. Использование де Голлем образов Наполеоновской эпохи привело к многочисленным попыткам проводить аналогии между голлизмом как политическим течением и бонапартизмом; подобные сравнения стали традиционными для французской политической мысли.

Немало было и примеров появления неких аллюзий на предмет политической карьеры де Г олля и Наполеона. В журналах появлялись многочисленные статьи, посвященные сопоставлению обстоятельств прихода де Голля к власти в 1958 г. и 18 брюмера Наполеона Бонапарта, а также переворота, совершенного в 1851-1852 гг. Луи-Наполеоном Бонапартом. В 1959 г. вышла книга А. Оливье, в которой автор назвала 18 брюмера началом создания великой Франции, прямо проводя параллели с тогдашней современностью.

Эту тему развил историк Ж. Лука-Дюбретон, обратившийся к теме формирования культа Наполеона во Франции в 1815-1848 гг. Автор высказал мысль, впрочем, отнюдь не новую, что политическая эволюция, происходившая в эти годы во Франции, способствовала формированию наполеоновской легенды. По его мнению, образ Наполеона помог королю Луи-Филиппу стабилизировать на некоторое время политическую ситуацию. Однако через несколько лет, также используя память об императоре, уже Луи-Наполеон Бонапарт совершил переворот и восстановил во Франции Империю.

Подобные исследовательские аналогии оправдывали стремление де Голля к проведению авторитарного политического курса. Однако президент, как в свое время и император Наполеон III, попал в «ловушку памяти», которая привела его, в конечном итоге, к необходимости подать в отставку. Несмотря на подобный исход президентства де Голля, обращение к наполеоновской легенде и далее будет одной из неизменных составляющих «политического поля» V республики.

Президент Франции Ж. Помпиду, провозгласивший себя преемником политического курса де Голля, продолжил традицию эксплуатации памяти о Наполеоне. Начало президентского срока Помпиду в 1969 г. пришлось на юбилей рождения великого императора. По инициативе французского президента были проведены масштабные празднества в Аяччо, родном городе Наполеона. В публичных речах, которые Помпиду произносил на юбилейных мероприятиях, он неоднократно отмечал в качестве основного достижения политики Наполеона консолидацию нации на основе идеи величия Франции.

Следует отметить, что Помпиду, в отличие от де Голля, обращался лишь к образам внешней политики императора, считая своей основной политической задачей продолжение процесса европейской интеграции. В своих статьях 19-й французский президент героизировал Наполеоновские войны, которые, по его мнению, были призваны установить мир и обеспечить процветание европейских народов. Помпиду отмечал, что, несмотря на трагическое отступление Великой армии из России, Наполеон остается для Франции символом величия, человеком, заложившим основные принципы международной политики.

Следующий за Помпиду, 20-й президент Франции В. Жискар д‘Эстен, чье президентство пришлось на период серьезного экономического кризиса, оказался, в отличие от своих предшественников, более скуп на генерацию исторических аллюзий.

На рубеже 70-80-х гг. ХХ в. в Европе произошли большие изменения, повлиявшие на интеллектуальную жизнь Франции и предопределившие новый этап трансформации в общественном сознании образа Наполеона. В исторической науке начался процесс «деконструкции» мифов, проявилось стремление к «преодолению прошлого».

Зарождение нового представления об исторических событиях как продукте памяти, созданном под воздействием государства и отдельных социальных групп, способствовало перемещению центра формированияобразов прошлого из правительственных структур в общественные. Исчезновение великого императора как идеала власти из «политического поля» пришлось на период президентства социалиста Ф. Миттерана.

Несмотря на то что руководство страны во главе с Миттераном дистанцировалось от исторических аналогий, характерных для предшествующего времени, общество в целом не утратило надежд на «воскрешение Наполеона». Французы в образе Миттерана пытались уловить черты, которые свидетельствовали бы о «реинкарнации» великого императора. В этих поисках сходства общественность установила, что в окружении и того и другого был деятель по фамилии Савари, жену и президента, и императора звали Мария-Луиза, и что обоих политиков манил образ Египта. Актуализации образов Первой Империи в общественном сознании способствовало и создание Евросоюза как варианта реализации идеи Наполеона об Единой Европе. Сам французский президент, не ссылаясь на деятельность императора, возлагал большие надежды на Единую Европу, заявляя, что «Франция - наша страна, а Европа - это наше будущее».

Деятельность Миттерана убедила французов в том, что он был призван продолжить политику Наполеона. Подобное представление попытался выразить французский актер П. Себастьен в ставшей чрезвычайно популярной музыкальной сценке «От Наполеона к Миттерану». В начале представления перед зрителем появлялся Наполеон, очутившийся на о. Св. Елены. Он начинал делиться со зрителями своими мечтами перестроить, начав с Лувра, весь Париж, но потом, осознавая, что его век подходит к закату, сожалел, что этого ему сделать уже не удастся.

Неожиданно происходило перевоплощение Наполеона в Миттерана, который и завершал то, о чем мечтал когда-то французский император, - перестраивал Лувр, воздвигая перед ним несуразную египетскую пирамиду. Эта сценка хорошо показывала, как неконтролируемое властями развитие «общественного мифа» о «президенте - императоре» приводило к появлению первых признаков «контрдискурса», выразившего через универсальный язык критики правящих структур.

Проявлением этого «общественного контрдискурса» стали сообщения СМИ, предрекавшие скорую «Березину» для социалистов на 178 179 180 181
очередных президентских выборах. Действительно, в 1995 г. произошел провал социалистов, и следующим главой Франции стал Ж. Ширак, при котором страна попыталась возвратиться к политике гол- лизма. Общественность, чувствуя возрождение традиций де Голля, объявила победу Ширака «Маренго» и «Аустерлицем». Во многих газетах появились изображения Ширака в образе французского императора.

В этот период символы эпохи Наполеона приобретают новое звучание не только в «общественном мифе», но и в «политическом дискурсе». Ширак, ориентируясь во внутренней политике на принципы демократизма, обратился к периоду Ста дней Наполеона как примеру либерализма в условиях сохранения прочной «вертикали власти». Научное обоснование этой идеи попытался сделать министр иностранных дел Д. де Вильпен, опубликовав исследование, посвященное Ста дням Наполеона. Автор приходил к мысли о том, что в первый период правления император находился в состоянии опьянения властью, и стремление к авторитаризму привело его к краху. Критикуя подобные политические устремления Наполеона, де Вильпен выражал полное одобрение и солидарность с теми демократическими начинаниями, которые проявились в период Ста дней.

Де Вильпен неоднократно заявлял, что для торжества принципов демократизма в те 100 дней правления французского императора крайне необходим был прочный союз власти и общества. Эту проблему де Вильпен поднял и в следующей своей книге «Крик Горгульи». Благодаря этой книге де Вильпен стал воплощением соединения в од-ном лице образа интеллектуала и образа политика. Автор не удержался от критики по поводу укрепления «вертикали власти», что наблюдалось в период правления предыдущих президентов Франции. В качестве основного способа предотвращения авторитаризма он предложил активное участие интеллектуалов в политике.

На период президентства Ширака в 2005 г. пришелся юбилей сражения под Аустерлицем. В своих публичных речах президент неоднократно вспоминал об этом событии, заявляя, что эта победа стала началом истории современной Франции. Возвращение образов Наполеоновской эпохи в «политическое поле» вызвало протест части французского общества. Так, национальных меньшинств возмутил тот факт, что правительство Ширака заявляя о проведении политики демократизации и мультикультурализма, в то же время использует культ того правителя, который обращал в рабство целые народы. Пик этой дискуссии как раз и пришелся на празднование юбилея битвы под Аустерлицем.

Поэтому правительство решило, приняв настроения национальных меньшинств во внимание, дистанцироваться от проведения юбилейных мероприятий.

Стремление президента лавировать между национальными меньшинствами и коренными французами в ущерб единой истории вызвало протест интеллектуальной части общества. На волне недовольства государственной политикой в 2005 г. была создана организация «За свободу истории», от лица которой П. Нора осудил игнорирование правительством такого значимого события в истории Франции, как победы под Аустерлицем.

Деятельность интеллектуалов, направленная на критику власти, повлияла на возрождение «общественного контрдискурса», который выразился в пророчестве «Березины», теперь уже для Ширака.

Столкнувшись с подобным явлением, президент перестал апеллировать к аллюзиям с Наполеоновской эпохой как варианту национальной консолидации; это, в свою очередь, привело к вытеснению образа императора из «политического поля» в сферу дискуссий по проблемам международных отношений. Стремясь поддерживать идею ведущей роли Франции в Евросоюзе, Ширак неоднократно подчеркивал, что именно Наполеон изначально смог реализовать идею европейского единства.

Для проведения торжеств по случаю юбилея подписания франко-немецкого договора 1963 г. было выбрано весьма символическое место - зал Военной славы в Версале, украшенный картинами, изображающими походы и сражения Наполеона. Ориентируясь на принципы голлизма во внешней политике, Ширак стремился к установлению прочных связей с Германией и Россией.

В то же время его позиция по отношению к США отличалась некоторой сдержанностью. Не случайно, когда британское правительство поддержало американского президента в проведении военных действий в Ираке, французское руководство открыто продемонстрировало по отношению к этому негативное отношение. Однако Ширак прекрасно осознавал, что для укрепления Европейского Союза все же необходимо было сохранить дружеские отношения с Великобританией. Символом этого стало посещение в 2005 г. Шираком Соединенного королевства, в ходе которого состоялись знаменательные встречи с британской королевой Елизаветой II и премьер-министром Т. Блером.

Британское правительство, демонстрируя дружеские чувства по отношению к французам, к приезду президента даже переименовало зал Ватерлоо в Виндзорском замке в Музыкальную палату, дабы не напоминать о былом соперничестве и вражде двух народов.

Возрождение культа великого императора во внешнеполитическом и внутриполитическом поле Франции наиболее рельефно стало заметным в правление следующего президента - Н. Саркози, который
активно обращался к памяти о Наполеоне ради создания собственного имиджа и ради оправдания своих действий в европейской политике. Уже в ходе процедуры инаугурации Саркози, появившись перед парижанами под звуки марша «Маренго», дал понять, что претендует если и не на роль Наполеона, то, по крайней мере, на роль его последователя.

Стремясь к консолидации различных политических сил Франции, президент в своих публичных речах стал многократно ссылаться на слова, якобы произнесенные Наполеоном: «Я приемлю в истории Франции все, начиная с Хлодвига и кончая Комитетом общественного спасения». Однако результат «исторических демаршей» Саркози оказался довольно неожиданным. Французская общественность, возрождая аналогии с правлением Наполеона, попыталась внушить Саркози мысль о том, что ему не достичь политического уровня французского императора.

Характерной чертой «общественного дискурса» этого периода стала практика сопоставления отрицательных черт политики императора и президента Саркози (высокомерие по отношению к парижской элите, стремление контролировать СМИ и т.д.). Этот период явился заметным рубежом в формировании «общественного мифа» о Наполеоне, который (миф) теперь был сориентирован не на восхваление правителя, а на его критику.

Можем предположить, что этот процесс был связан, прежде всего, с активизацией деятельности интеллектуалов, которые стали рассматривать любое государственное вмешательство в историю как попытку уничтожить единую память нации.

Первой откликнулась на «имперские» устремления президента интеллектуальная среда, пытаясь донести до общества чувства опасения по поводу возрождения авторитаризма. Журналист Алан Дюро-нель, посвятивший монографию «Консульский марш» сравнению политики Наполеона и Саркози, пришел к выводу, что саркозизм можно назвать современным вариантом бонапартизма, который уже исчерпал свои политические возможности. В 2008 г. группа французских историков и политологов опубликовала книгу «История Франции глазами Николя Саркози», получившую широкий резонанс в среде французской общественности. Авторы проанализировали все речи, которые произнес Николя Саркози в ходе своей избирательной кампании, длившейся с 3 сентября 2006 г. по 6 мая 2007 г. и закончившейся, как известно, избранием его на пост президента Французской республики.

В речах будущего президента авторы книги выявили наиболее часто упоминаемые исторические фигуры и события и составили на этой основе своеобразный «критический словарь». Разумеется, среди статей словаря присутствовала и статья «Наполеон». Составители «критического словаря» заподозрили Саркози не только в склонности к бонапартизму, но и к монархизму.

Во всяком случае, именно так они интерпретировали его постоянные ссылки на королей Франции как создателей французской нации. В целом, интеллектуалы, заявившие об явных «монархических» устремлениях Саркози укрепить «вертикаль власти», создали условия для активизации «общественного контрдискурса», выразившегося в том числе в появлении изображений французского президента в регалиях Наполеона и со звучным именем «Николя Бонапарт».

Следует отметить, что использование образа Наполеона во внешнеполитических устремлениях Саркози, в отличие от внутриполитического поля, вызвало одобрение в интеллектуальной среде.

Поддерживая президента в политике укрепления Евросоюза, писатели и историки обратились к Первой империи как к своего рода прообразу подобной организации, отмечая при этом, что если бы Наполеон «не увяз» в снегах России, то Франция до сих пор управляла бы миром.

Извечные «опрокинутые в прошлое» мечты французского президента о том, чтобы наполеон победил в 1812 г., выразил экс-президент Франции В. Жискар д‘Эстен в книге «Победа Великой армии». Ключевая мысль автора заключалась в том, что если бы Наполеон не задержался в Москве на столь длительный срок, то он смог бы одержать победу над Россией и создал бы более крепкий, чем существует сегодня, Европейский Союз.

Европейская идея как главный двигатель политики Наполеона оказалась представлена в известном романе Макса Гало. Он вслед за многими историками высказал убеждение, что в 1812 г. Наполеона победила только «русская зима». По роману Гало режиссер Ив Симано снял фильм «Наполеон», мгновенно ставший широко известным и популярным как во Франции, так и по всему миру. Образ Наполеона, представленный в фильме, внушает страх, уважение и сострадание одновременно.

В соответствии с сюжетом картины, Наполеон, развязывая очередную войну, лишь преследовал цель укрепить положение Франции в мире и объединить вокруг нее всю Европу. В этом плане весьма характерны слова, которые в фильме накануне похода на Россию произносит близкий к императору человек обер-шталмейстер А. Коленкур: «Вся Европа стала французской!» Эту европейскую идиллию нарушила русская кампания 1812 г., приведшая к гибели Великой армии. Подобными напоминаниями французские интеллектуалы и деятели культуры как бы предупреждали президента: для благополучия европейского пространства необходимы дружеские отношения с Россией. Однако внешнеполитические шаги президента Саркози свидетельствовали о его проектах иного рода.

Ориентируясь на франко-немецкие интересы, Саркози был вынужден укреплять военные и политические, а не редко и экономические, связи с США, ослабляя при этом отношения с Россией. Подобная ситуация заставила французскую общественность и на этот раз обратиться к образам русской кампании Наполеона. Так, сделанное в 2011 г. Саркози заявление о начале вывода французских войск из Афганистана, вызвало появление целой серии карикатур.

На одной из них был представлен сюжет, напоминавший отступление Наполеона из России с кратким пояснением: «История продолжается». Каждый неудачный шаг Саркози в политике сопровождался в периодической печати словом «Березина». К примеру, когда в 2007 г. Саркози принял активное участие в создании конституции Евросоюза, в газетах замелькали ехидные замечания: французский правитель вновь обещает спасти европейцев на Березине. Разгоревшийся в 2012 г. кризис Евросоюза так-же напомнил европейскому сообществу русскую кампанию 1812 г.

В период жарких выборов, проходивших во Франции в мае 2012 г., одна французская газета заметила, что кому-то из кандидатов придется пережить «Березину». Победу одержал социалист Ф. Олланд. Но и на этот раз не прошло без аналогий с эпохой Наполеона. Для многих французов Олланд с первых же дней своего правления стал напоминать пассивного Людовика XVIII, и это привело к появлению в «общественном дискурсе» сравнения выборов 2012 г. с «Ватерлоо» для всей Франции.

В отличие от своих предшественников, Олланд не использует образы прошлого для оправдания своих политических действий. Однако общество, комментируя действия президента, продолжает, как и раньше, возрождать стереотипизированные исторические символы.

Так, на протяжении всего правления Олланда ему систематически предрекают скорую «Березину»* 197 198 199. Иногда кажется, что сегодня образ Наполеона все-таки исчез из «политического дискурса». Известный политический деятель Лионель Жоспен некоторое время назад даже предрек «забвение» памяти об императоре в сознании французов200. Но верно ли это?

В 2017 г., по сообщениям СМИ Франции, за президентское кресло будут бороться два «Наполеона»: Доминик де Вильпен и Николя Саркози. Возможно, это будет уже эпоха «Ста дней», а образ Наполеона приобретет новое звучание в политическом и общественном дискурсе.

Итак, образ Наполеона занимает знаковое место в политическом дискурсе Франции, являя собой некий символический поиск образца совершенной властной модели. Однако трансформация облика французского императора на разных этапах развития режима V республики демонстрирует, что использование в интересах власти образа исторического лица или исторического события может привести к совершенно непредсказуемым результатам.

Так, исторические мифы о Наполеоне в политическом поле современной Франции способствует пробуждению в обществе чувства патриотизма лишь применительно к процессам европейской интеграции.

Список источников и литературы

  1. Жискар Д’Эстен - B. Жискар Д'Эстен // URL: http://www.inopressa.ru/article/20Jun2013/abc/giscard.html.
  2. Bonapartisme - Bonapartisme, gaullisme, catholicisme social // URL: http://musee.sitemestre.fr/6001/html/histoire/histoire gaullisme cath olicisme social.html
  3. Blair, Chirac - Blair, Chirac: We want stable Iraq // URL: http://edition.cnn.com/2004/WORLD/europe/11/18/uk.chirac/.
  4. Bloc-notes – Bloc-notes: questions sur le scenario arrete d'un imprevisible scrutiny // URL: http://blog.lefigaro.fr/rioufol/2012/04/bloc-notes- questions.
  5. Ceremonies Napoleon - Ceremonies Napoleon a Ajaccio // URL: http://www.ina.fr/video/CAF94060529.
  6. Chirac (a) - Chirac candidat // URL: http://kandidatur.over- blog.com/categorie-656788.html.
  7. Chirac (b) - Chirac dans la Berezina // URL: http://edition.cnn.com/2004/WORLD/europe/11/18/uk.chirac/
  8. Chirac (c) - Chirac+Marengo // URL: https://www.google.ru/search?ie=UTF8&hl=ru&q=Chirac%20Napol eon&gws rd=ssl#hl=ru&newwindow=1&q=Chirac+Marengo&start =30.
  9. Cock 2008 - Comment Nicolas Sarkozy ecrit l'histoire de France. Dictionnaire critique / Под ред. Cock L., Madeline F., Offenstadt N. et Wahnich S. Marseille, 2008.
  10. Corbet 1967 - Corbet Ch. L‘opinion frangaise face a l‘inconnue russe. P., 1967.
  11. De Gaulle - De Gaulle / UE : Contre l'Europe supra-nationale & federale // URL: http://www.youtube.com/watch?v=iO4Dmj4lGqU.
  12. De Mitterrand - De Mitterrand a Chirac // URL: http://www.persee.fr/web/revues/home/prescript/article/polit_0032-342x_1995_num_60_4_4463
  13. De Napoleon - De Napoleon a Mitterrand vu part Patrick Sebastien // URL: http://www.dailymotion.com/video/xdo579 de-napoleon-a-mitterrand-vu- part-pa fun.
  14. Jacques Chirac - Jacques Chirac: l'enthousiasme au service de la sincerite // URL: http://www.lesechos.fr/09/05/1995/LesEchos/16894-013- ECH iacques-chirac--l-enthousiasme-au-service-de-la- sincerite.htm#IIro5KEFXOlXsiyy.99.
  15. Larcan 2004 - Larcan A. Napoleon juge par le general de Caulle // Napoleon et l‘Europe. -P., 2004.
  16. La Pensee 1960 - La Pensee. -Р., 1960. -№ 12.
  17. Lucas-Dubreton 1960 - Lucas-Dubreton J. Le culte de Napoleon 18151848. - P., 1960.
  18. La synchronicite n°2 - La synchronicite n°2 - Napoleon et Frangois Miterrand // URL: http://www.youtube.com/watch?v=i7pFWyqIGDM
  19. Le couple - Le couple infernal // URL: http://www.samuelhuet.com/kairos/37-phileo/1049-mitt-kahn.html
  20. La victoire de Napoleon - La victoire de Napoleon celebree dans la discretion // URL: http://lci.tf1.fr/france/2005-12/victoire-napoleon- celebree-dans-discretion-4861090.html
  21. L’institution du frangais - L'institution du frangais. Essai sur le colinguisme des Carolingiens a la Republique // URL: http://www.persee.fr/web/revues/home/prescript/article/rfsp0
  22. La City se decharne - La City se dechaine contre Nicolas Sarkozy // URL: http://www.lefigaro.fr/conioncture/2009/12/03/04016-20091203ARTFIG00003-la-city-se-dechaine-contre-nicolas- sarkozy-.php
  23. Le livre - Le livre que Cope // URL: http://www.marianne.net/Le-livre-que-Cope-et-Sarkozy-lisent-en-se-rasant a226528.html
  24. Lionel Jospin - Lionel Jospin: "Napoleon, quel desastre !" // URL: http://bibliobs.nouvelobs.com/essais/20140314.OBS9906/lionel-iospin-napoleon-guel-desastre.html
  25. Ollivier 1959 - Ollivier A. Le dix-huit brumaire. -P., 1959.
  26. Pourquoi et comment - Pourquoi et comment il faut degager Hollande (par le haut) ? // URL: http://www.marianne.net/Pourquoi-et-comment-il-faut-degager-Hollande-par-le-haut a233468.html (06
  27. Quand Georges Pompidou - Quand Georges Pompidou rendait hommage a Napoleon // URL: http://napoleon1er.perso.neuf.fr/Discours- Georges-Pompidou.html
  28. Sarkostique - Sarkostique //URL :http://sarkostique.over-blog.com/article- 19804676.html: http://voyageurdesprairies.free.fr/blog/index.php?Politique
  29. Sarkozy et Napoleon - Sarkozy et Napoleon le petit //URL: http://www.turquieeuropeenne.eu/sarkozy-et-napoleon-le-petit.html
  30. Villepin 2001 - Villepin D.M. Les Cent-Jours ou l'esprit de sacrifice. -Р., 2001.
  31. Villepin 2001 - Villepin D.M. Le cri de la gargouille. -P., 2002.
  32. Ukraine - Ukraine - la Berezina de L‘UE - Rapprochement Russie Chine // URL: http://www.planetenonviolence.org/Ukraine-La-Berezina-De-L-UE-Rapprochement-Russie-Chine a3360.html
  33. Ueli Maurer - Ueli Maurer compare l'Union europeenne a Napoleon // URL: http://www.tdg.ch/suisse/Ueli-Maurer-compare-l-Union-europeenne-a-Napoleon/story/15692369
Категория
Автор
А. А. Постникова

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.